Поэтика волшебных сказок

Страница 3

Это особенность сказочной поэтики и обусловливает наличие в повествовании элементов чудесного. Сказитель использует их, "чтобы дать “реальное" объяснение - почему герой с такой скоростью переносится с места на место, почему в сказке совершаются те или иные события, непонятные для сознания, уже начавшего искать объяснений и не довольствовавшегося констатацией происходящего" (Там же: 133).

Важно отметить, что, поскольку все волшебные сказки "сохраняют традиционное единообразие композиции: свое царство - дорога в иное царство - в ином царстве - дорога из иного царства - свое царство" (Зуева, Кирдан 2002: 156), их художественное пространство можно условно разделить на два мира: "мир людей и чудесное тридевятое царство, тридесятое государство - не что иное, как мифическое царство мертвых. <…> В разных сюжетах чудесное царство расположено под землей, под водой, в далеком лесу или на высоких горах, на небе. Следовательно, оно очень удалено от людей и перемещается, подобно суточному движению солнца. Именно туда отправляется герой волшебной сказки за чудесными золотыми диковинками и за невестой, а потом возвращается с добычей в свой дом. От реального мира тридевятое царство всегда отделено какой-то границей: тяжелым камнем, столбом с надписью о трех дорогах, высокой крутой горой, огненной рекой, калиновым мостом или избушкой Бабы Яги (Там же: 151).

Ее хозяйка и другие "жители" чудесного царства: змей (дракон), ведьма-людоедка, звери-помощники, добрые советчики, волшебные предметы, исполняющие желания героя, - издавна вызывали интерес исследователей. Сейчас установлено, что их типические черты обусловлены древностью волшебной сказки.

Наиболее древней жанровой разновидностью сказки является животный эпос. В отличие от него, волшебная сказка восходит к эпохе упадка мифологического мировоззрения, земледельческому периоду, отражает новые черты миропонимания и быта.

"В это время актуальными становились новые проблемы, порожденные распадом родового общества. У восточных славян быт принял форму патриархальной семьи. Взаимоотношения ее членов, противоречия между ними легли в основу второго конфликтного слоя сюжетов волшебных сказок. Новый конфликт напластовался на древний, мифологический. <…> Два конфликта разной исторической глубины - мифологический и семейный - соединились в рамках одного жанра благодаря образу главного героя, который во всех своих модификациях сочетает мифологические и реальные (бытовые) признаки" (Зуева, Кирдан 2002: 154). В результате у сформированного ранее образа главного героя - искателя, отправляющегося за волшебным предметом или невестой и добивающегося удачи, - появился новый подтип.

Помимо так называемого эпического героя типа Покатигорошека и Ивана-царевича, которых отличают благородное (или чудесное) происхождение, необычайная сила и красота, в волшебной сказке появился "низкий" герой - "обычный человек, нравственно и экономически ущемленный в результате исторического переустройства бытового уклада" (Там же). Это обыкновенно младший брат, ленивый Иван-дурак, которого все презирают и считают недотепой. Важная для мифа связь с родным очагом подается в повествовании как лень и неряшество, поэтому "низкий" герой целыми днями сидит на печи.

Таким образом, героем волшебной сказки "сделался обездоленный и невинно гонимый член семьи: младший брат, младшая сестра, падчерица. Появилась новая группа его противников, также реальных: старшие братья, старшие сестры, мачеха. С помощью волшебных сил сказка стала наделять своего героя богатством и счастьем, а его гонителей наказывать - и это стало ее идейным пафосом" (Там же).

При этом, в отличие от эпического героя, который добивается успеха благодаря своей незаурядной силе, "низкий" герой мало что решает и довольно пассивен. Трудную задачу за него решает помощник, а Иван-дурак либо старательно выполняет, что ему наказывают, либо отправляется спать, следуя правилу "утро вечера мудренее". Если же "низкий" герой проявляет инициативу, то только портит дело.

В сказке Ивана-дурака окружает атмосфера незлобивого юмора, поскольку "снижение своего образа, саморазоблачение типичны для средневекового и, в частности, древнерусского смеха" (Лихачев 2001: 343). Притворяясь дураком, "низкий" герой как бы маскирует свою "высокую" сущность, чтобы в конце повествования сбросить свою безобразную личину и превратиться в красавца и доброго молодца, достойного своей избранницы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Читайте также:

Социальная природа досуга. Основы направления и методики организации досуговой деятельности
девиантный досуг социальный педагог Досуг-это свободное от работы и учебы время, остающееся за вычетом разного рода непреложных, необходимых затрат. В рамках досуга, как правила, выделяют пассивный и активный отдых. Основная пассивного отдыха – релаксация (уменьшения напряжения, расслабления). Для ...

Анализ урока с точки зрения личностно-ориентированного обучения
Сейчас отмечается возрастающий интерес к тем технологиям и моделям обучения, которые получили название личностно-ориентированных. Они в большей мере, чем традиционные, адекватны возможностям ребенка. Необходимо также проработать параметры урока с позиции осуществления задач ЛОО. Способы предъявлени ...

Понятие стиля педагогического общения
Общение пронизывает всю систему педагогического воздействия, каждый его микроэлемент. На уроке педагогу необходимо овладеть коммуникативной структурой всего педагогического процесса, быть максимально чутким к малейшим изменениям, постоянно соотносить избранные методы педагогического воздействия с о ...

Актуальное на сайте

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.rawpedagogy.ru