Поэтика волшебных сказок

Страница 5

Важно отметить, что "мифологические мотивы часто составляют в классической европейской сказке главную часть сказочной композиции, а семейные (социальные) мотивы выступают в функции сказочного обрамления. Например, исходная конфликтная ситуация “мачеха и падчерица" получает развитие в главной части, где падчерица проходит испытание у лесного демона, а в финале ситуация находит разрешение, вернее, преодолевается за счет счастливого брака, меняющего исходный социальный статус падчерицы" (Там же: 65).

Огромное влияние на изображение потустороннего мира, в который отправляется главный герой, и поэтику волшебной сказки в целом оказали языческие верования и обряды древних славян, прежде всего земледельческие культы земли, воды, солнца. Отсюда вера героев в волшебство "золотых" предметов сказочного мира (их цвет указывает на связь с солнцем) и "живой" воды, их обычай "удариться о сыру землю", чтобы задействовать ее магические силы и перевоплотиться (Зуева, Кирдан 2002: 147).

Частотные упоминания в сказках разнообразных орудий труда (топора, сохи, плуга, ярма, веретена, прялки, ткацкого стана) связано с тем, что древние славяне обожествляли все, что соприкасается с телом человека. В быту такие предметы домашней утвари и одежды украшались магическим орнаментом, в сказке - превратились в чудесные предметы: "топор-саморуб", "скатерть-самобранку", "золотое веретенце", волшебные "жерновки" (зернотерки), позолоченную палицу в пятьдесят пудов, чудесную дубинку (охотничью дубину) и т.п.

Характерная для мифологического сознания идея бессмертия и единства живых существ обусловила появление в волшебной сказке поэтического приема оборотничества. С его помощью сказитель описывает преследование главного героя противником и чудесное спасение от последнего как ряд последовательных параллельных перевоплощений колдуна и его ученика.

Тотемистические представления древних славян проявились в сказочных сюжетах о чудесных суженых ("Царевна-лягушка", "Белая уточка" и т.д.) и чудесном рождении богатыря ("Иван-Медвежье ушко", "Бой на калиновом мосту" и т.п.). Зачастую животные-тотемы берут на себя роль чудесных помощников героя. Многие из них связаны с умершими родителями героя, как корова в сказке "Мачеха и падчерица", конь - в "Сивко-Бурко" (Там же:) и куколка - в "Василисе Прекрасной".

Образ волшебного коня - верного спутника главного героя, - с золотыми хвостом и гривой, который появляется ночью и излучает ослепительное сияние небесных светил, является отголоском древнего обряда под названием "постриг". Он символизировал инициацию семилетних мальчиков: им давали оружие и сажали на оседланного коня в знак посвящения в воины.

С обрядами инициации, характерными для родового общества, связан и мотив встречи героя с избушкой Бабы Яги, известный по многим сюжетам волшебных сказок. Достигшие зрелости юноши посвящались в охотники (воины), а девушки принимались в круг матерей. В основе обрядов лежала воображаемая смерть, когда человек якобы посещал царство мертвых и приобретал там чудесные свойства, а затем возрождался в новом качестве.

Яга - предок по женской линии, чудесным образом связанный с силами природы, повелительница зверей. Ее называют Лесной матерью. Она повелевает живыми существами, хранит огонь для очага (отсюда типичные атрибуты: ступа, помело, кочерга).

Образ Яги в сказках заметно снижен: она уродлива и безобразна, а то и вовсе людоедка. Ее дочери - такие же страшные людоедки. Но сохраняется древнейшая функция Яги - дарительница. В.Я. Пропп отметил, что Яга связана с царством мертвых. Она живет в ином мире или на границе миров, обитая в избушке на курьих ножках, стоящей в дремучем лесу. Избушка похожа на гроб, и лежит в ней Яга, как в гробу: "Голова в одном углу, ноги в другом, нос в потолок врос". Подобно мертвецам в народных поверьях, Яга не видит, а чует дух живого человека, отсюда ее традиционное восклицание: "Фу-фу-фу, русским духом пахнет!" Сама Яга подобна скелету. Она хрома: у нее костяная нога (а не костяные ноги). И это говорит о необычайно древних элементах ее образа: хром, например, древнегреческий Гефест. Но все божественное в сказках она утратила, сохранив, однако, свою мифологическую хромоту. Яга-людоедка выполняет функцию лесного учителя. Не случайно она ест лишь детей. В этом виден остаток древнейшего мотива инициации: проглатывание, сожжение, расчленение, смысл которого заключался во временной смерти и возрождении в новом качестве.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Читайте также:

История исследования проблемы толерантности
Проблема толерантности является предметом изучения философии, социологии, психологии, этнографии, истории, религиоведения, культурологи и др. наук. Для педагогики она приобрела особое значение в последнее десятилетие в условиях гуманистического воспитания. Для истории педагогики идея толерантности ...

Психолого-педагогическое сопровождение образовательного процесса
Научная проблема изучения детей и подростков с ЗПР и коррекция их психического развития сравнительно молода: ей немногим более 30 лет. Несмотря на то, что разработка научных основ детской практической психологии требует от науки создания нескольких альтернативных, целостных, операционализированных ...

Построение образовательной среды по изучению индивидуальности ученика
Изучение индивидуальности в школе часто отож­дествляют с индивидуальным подходом. Принцип индивидуализации как особая педагогическая ценность существовал в школе всегда. В чем тог­да отличие его реализации в личностно-ориентированном образовании? В традициях школы основной задачей является со­здани ...

Актуальное на сайте

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.rawpedagogy.ru